70 ТЫСЯЧ ЗА … ЧТО?

70 ТЫСЯЧ ЗА … ЧТО?

В Волгограде суд вынес решение по делу о распространении информационных материалов, издаваемых «нежелательной» организацией. Теперь одна из местных НКО должна заплатить 50 тысяч рублей, еще 20 тысяч рублей заплатит ее руководитель (по его просьбе мы не приводим название НКО и не называем его имя). И хотя судья внятно прочел «приговор», вопрос «за что наказали общественников?» не исчерпан. 

Суть дела в следующем. В конце лета-начале осени в офисе организации проходила проверка. Общественники отнеслись к этому совершенно спокойно, т.к. были уверены, что закон не нарушали. Тем более, что организация не имела никакого отношения к политике и отродясь не получала иностранного финансирования. Активисты занимаются поиском пропавших людей. Польза очевидна: они подхватывают те дела, разбираться с которыми у официальных структур не хватает ресурсов. Пропал человек. МВД не может выделить сотню сотрудников прочесывать местность. А общественники – могут. «Кидают клич» в интернете, собирают волонтеров. Особых денег у таких организаций нет.

В общем, никакого криминала проверка не обнаружила. Пока правоохранители не заглянули на официальный портал организации. И на информационный сайт, который НКО вела отдельно. И тут «нашлось». На сайте был размещен скопированный в интернете материал. В нем была ссылка на обзор фондов грантовой поддержки, составленный еще в 2000 году. И вот в этом обзоре и была размещена ссылка на сайты «нежелательных» организаций.

В итоге возникают два «громких» дела (об административных правонарушениях по ст. 20.33 КоАП РФ): одно против НКО, второе – против его руководителя, который (цитата) «осуществляет хранение и распространение информационных материалов, издаваемых признанной нежелательной на территории РФ организацией».  К слову, если просто запросить название той самой нежелательной организации в поисковой системе – поисковик выдаст нужную ссылку. Правда, она не откроется, т.к. организация «нежелательная» и её сайт заблокирован. Но на это волгоградские эксперты выдали заключение, что ресурс доступен «с помощью специальных методов доступа». А если бы поисковики не перепечатали злосчастную ссылку, тогда был бы недоступен? Какой конкретно вред активисты нанесли государству? Что понимать под «хранением»? Должна ли вся страна прямо сейчас бежать и чистить архивы, в страхе, что когда-то при царе Горохе мы могли перепостить статью, в которой могла упоминаться организация, признанная нежелательной – и следы этой статьи могут обнаружиться?

Так или иначе, но суд счел претензии к организации достаточными. Добавим, что 70 тысяч рублей для волгоградских общественников – крупная сумма.

КОММЕНТАРИЙ 1-Й ЛАБОРАТОРИИ КЛУБА ЮРИСТОВ НКО

Мария Каневская, адвокат, руководитель 1-ой НКО Лаборатории:

Волгоградское дело интересно тем, что НКО, работая как ресурсный центр и получая господдержку, не получало иностранного финансирования и не взаимодействовала с иностранными организациями из списка «нежелательных». В нашей практике это третий подобный кейс, предыдущие два удалось выиграть. На мой взгляд, мы должны добиваться изменения этой нормы закона, поскольку санкции довольно серьёзные: за два штрафа в течение года можно получить (при стечении определённых обстоятельств) и уголовное дело. Мы давно говорим о самоцензуре. Похоже, что она прочно вошла в нашу жизнь и теперь над каждой гиперссылкой лучше семь раз подумать.

Share this post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *