Как диабетики мощь России подрывали

Как диабетики мощь России подрывали

Раз в год, 14 ноября, в зале саратовской гостиницы «Богемия» собиралась масштабная конференция для диабетиков. Приглашения заранее расклеивали в поликлиниках. В назначенный час собиралось 100-200 человек. Гостиница предоставляла помещение и оборудование; приезжали медики с лекциями о диабете, на месте работал эндокринолог. Можно было найти тематическую литературу. В финале гостей приглашали на торжественный обед: многие из них только здесь и могли «отвлечься» от гречки и «специальных» пряников. Диабетики, вообще, не часто ходят по ресторанам.

В этом году конференции не будет. И, наверное, вообще уже не будет. Саратовская региональная общественная организация инвалидов, больных сахарным диабетом (СРООИБСД) готовится к ликвидации. Лариса Сайгина, глава СРООИБСД, рассказывает по телефону о том, как живется в России организации с клеймом «иностранный агент». Особенно, когда никто толком не может понять, в чем эта «инагентность» заключается.

– Вообще-то я оптимист, – улыбается в трубку Лариса. Но вот здесь и сейчас поводов для оптимизма у нее не очень много. Год назад прокурорская проверка выявила «немыслимое»: общество диабетиков в составе 36 человек подрывало мощь российского государства. Было бы смешно, если бы последним не смеялся прокурор. Суд признал СРООИБСД инагентом.

Новостные СМИ, как правило, рассказывают эту историю «с конца». А рассказывать надо с начала, с того момента, как в 1988 году в Саратовской области появилась Ассоциация, объединившая врачей – специалистов в области заболеваний СД – и, собственно, диабетиков. Вернитесь мысленно в 88 год и переместитесь в российскую глубинку. Интернета – нет, информации – нет, специального диабетического питания – нет. Нет, зачастую, медикаментов. Денег выправить ситуацию – тоже нет.

И вот появляется организация, которая готова заняться тем, до чего не доходят руки у госмедицины. Они обивают пороги, пишут письма, ищут спонсоров; как медики они понимают вопросы, которые нужно решать, как пациенты – знают свои потребности. И что в итоге?

Вырастает организация, которая помогает сотням, а за годы работы, наверное, тысячам людей. Диабетическое питание и медикаменты – это только часть; то, что связано с выживанием. А диабетики – это ведь обычные люди, которым тоже иногда хочется жить, а не только выживать. И зачастую люди очень ограниченные в средствах в силу инвалидности. СРООИБСД вывозит группу в санаторий, проводит две детские спартакиады (в рамках Президентского гранта), отправляет в профильные интернаты то глюкометры, то книжки для досуга. Проводит фотовыставку детей с сахарным диабетом и выставку детских рисунков в местной Областной Думе. С детьми, у которых впервые выявили диабет, и их родителями работает психолог; организуется «Клуб самоконтроля», где людям на пальцах объясняют, что такое хлебная единица и как ее едят. В общем, в Саратове появляется место, куда диабетики могут прийти со своими проблемами и вопросами. Так, в 2003, в СРООИБСД  пришла и Лариса Сайгина:

– У меня младшему сыну в 13 лет поставили диагноз «сахарный диабет». И я искала информацию: бегала по книжным магазинам, просила у педиатра нашего участкового какие-нибудь контакты. И однажды увидела бегущую строку по телевизору, что вот есть такая организация, можно обратиться.

Лариса начала общаться с другими мамами. Это еще один важный момент, который государственным здравоохранением не учитывается: человеку важно видеть, что он не один переживает подобные проблемы. Что есть такое место, где можно просто поговорить. Будучи человеком очень энергичным, Лариса Сайгина из «получателей» помощи перешла в разряд помощников: к тому времени Ассоциация была преобразована в общественную организацию, членом которой она и стала. В 2017 возглавила СРООИБСД. А потом до Саратовских диабетиков докатилась волна борьбы с внутренними врагами. Некий молодой и политически грамотный студент вдруг заподозрил, что под личиной диабетиков в Саратове засели иностранные агенты. И заявил в прокуратуру. В интервью «Новой газете» студент скажет, что счел это своим гражданским долгом. Позже заявление он, якобы, забрал, – но это уже не имело никакого значения. Выяснилось, что СРООИБСД получало гранты от иностранных фармацевтических компаний. Для Ларисы Сайгиной это оказалось неожиданностью:

– Это компании, которые работают в России. В Подмосковье стоит завод, налоги платят в России. У них Минздрав медикаменты закупает. Мы носили все эти документы, показывали, объясняли…

На суде появляется экспертное заключение: общество занималось политической деятельностью. Бывший руководитель, например, когда-то критически отзывалась о качестве российского инсулина, чем «подрывала авторитет государства». Зайдите на досуге на любой форум, где общаются диабетики – там таких подрывников пруд пруди. Или вот: «Юридическую помощь Саратовскому обществу предлагал оппозиционер Михаил Ходорковский (предлагал, Карл!), что также служит доказательством виновности организации»… С финальным ударом молотка по столу судья признает СРООИБСД инагентом и назначает штраф: 300 тысяч рублей. «Finita la comedia». Ни у организации, ни у Сайгиной лично таких денег нет. Правда, недавно в СМИ появилась информация, что Саратовский губернатор обещал помощь:

– Да, я это читала, – говорит Лариса Сайгина. – Но мне никто не звонил: ни от губернатора, ни из министерства здравоохранения. Да и как он поможет? Он же не может отменить решение суда. И штраф за нас заплатить не может.

Знаете, что в этой истории самое потрясающее? 10 человек – члены СРООИБСД – когда узнали о ситуации, покинули организацию. Просто написали заявления и ушли. Лариса говорит об этом грустно, но, в общем, с пониманием:

– Это люди за 65. Для них «иностранный агент» – это… как проказа, понимаете? Мы не можем никого осуждать…

На самом деле, это страшно. Не какой-то особо рьяный студент, не эксперты со своим «видением», а люди, которые «жили» с этим обществом, видели, что, как и зачем работает – вдруг поверили в то, что они вредят родине. И поспешили отмежеваться. Согласились, с тем, что они больше не нужны.

Вот сайт Саратовского министерства здравоохранения. Вот статистика: 80 тысяч жителей Саратовской области больны сахарным диабетом (по информации Ларисы Сайгиной эта цифра уже превысила 100 тысяч). Ежегодно выявляется 6 тысяч новых диабетиков. Кстати, если у вас нет диагноза «диабет» – это еще не значит, что вы не больны. Многие просто не в курсе, пока случайный профосмотр или симптомы запущенной болезни ни выявят проблему.

Я спрашиваю у Ларисы про Саратовскую девушку, которая умерла от диабета, не дождавшись льготных лекарств. Эта история прогремела как раз тогда, когда стало известно о признании СРООИБСД инагентом. Я спрашиваю, смогли бы они ей помочь, если бы она обратилась?

– Думаю, да. Мы бы придумали что-нибудь.

И это то, чего неповоротливая госмашина не сможет никогда. Даже при желании поликлиника или больница не сможет, например, достать какой-то непредусмотренный официально, но нужны

й препарат. Или быстро проконсультировать там, где запись к врачу на месяц вперед. Не может обойти правила и «придумать что-нибудь».

Мы разговариваем по телефону уже час. Остается главный вопрос: «Почему?» Кому и чем помешало общество диабетиков? Может быть какие-то конфликты с властью? С местными медиками?

– Нет, – говорит Лариса Сайгина. – Мы, в общем, со всеми дружили. У нас была активная жизненная позиция: участвовали во множестве общественных советов, выступали в общественной палате области, проводили круглые столы, семинары для врачей. Министерство здравоохранения было в курсе нашей деятельности, они к нам на конференции приезжали. Мы, кстати, 2 раза президентские гранты выигрывали… Не знаю…

Наверное, это действительно ни чей-то личный злой умысел. Просто государство решило поиграть в Мафию. Просто быть мафией сегодня выпало тебе. Извини, дружище, ничего личного. В следующей партии, может быть, поменяемся.

КОММЕНТАРИЙ 1-Й ЛАБОРАТОРИИ КЛУБА ЮРИСТОВ НКО

Мария Каневская, руководитель 1-ой НКО Лаборатории:

– Мы готовы предложить СРООИБСД помощь в решении юридических вопросов. Учитывая обстоятельства, помощь, вероятно, им может понадобиться уже в ликвидации. Однако, закрыться с наличием неоплаченных штрафов не удастся.  Тем не менее, существует возможность, что организацию исключат из единого государственного реестра юридических лиц в будущем, как недействующую, при условии отсутствия и (или) отсутствия движения по счётам, а также не сдачи налоговой отчетности (конечно, если такая отчетность не будет сдана). Так или иначе, у нас были такие случаи и примерно через 2,5 года НКО, признанные иностранными агентами, исключались из ЕГРЮЛ.

Share this post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *